Месть ведьмы

Автор: Lexik, 20 Октябрь 2010

Ирако Хиоро происходил из древнего и некогда знатного рода. Были там и из могучие воины и  оборотистые купцы и умудренные маги. И если бы не врожденное родовое упрямство и консерватизм, то  блистать роду и поныне, однако за последние двести лет, так и не сумев приспособиться к вторжению  техники в столь привычный уклад, род захирел, обеднел и почти полностью растерял былое могучие.
Именно поэтому Ирако Хиоро и обретался на скромной должности второго мастера магоподдержки без  каких либо перспектив. Всемогущая судьба словно бы смеялась над ним. Как не первый сын, он не мог рассчитывать на наследование, а жалкой ренты едва хватало на жизнь, карьера не сложилась. Уже сейчас не смотря на то что ему едва стукнуло пятьдесят, а для мага это можно сказать юность, было ясно что ничего выдающегося он уже не добьется. Не пощадила всемогущая злодейка и еще кое-чего, а именно: внешности. Словно издеваясь она сложила черты лица с такой непривлекательный портрет, словно задавалась целью собрать все родовые признаки в наиболее невозможном сочетании. Густые кустистые брови, изогнутые совершенно женской дугой, крючковатый ястребиный нос, чр6езвычайно маленького размера, тонкогубый сухой рот, неприлично растянутый по горизонтали, и выдающийся во всех смыслах  подбородок, абсолютно неуместный при узком клиновидном лице. Но даже это не отталкивало бы представительниц прекрасного пола, если бы не чрезвычайное занудство, от которого не спасал даже статус мага при дворе. Так уж получилось, что единственными  воспоминаниями были те несколько селянок времен подростковой незрелости. Воспоминания,  отполированные временем до блеска. И наряду с кипой журналов служащие неким оправданием многолетнему онанизму.
Начавшаяся война было породила слабую надежду на беззащитный пленниц, но надежда так и осталась  несбывшейся. Те пленницы на которых он мог рассчитывать попадались ему в руки либо после солдат, и  представляли из себя куски мяса, либо безжалостно отбирались более могущественными старшими  коллегами.  И поэтому когда все радостно праздновали поимку, без сомнения опасной, ведьмы Хиоро тихим  стелющимся шагом крался по каземату. От участия в пирушке он отказался сославшись на  несовместимость вина и неких лечебных эликсиров, что послужило очередной темой для шуток. Небрежно отводя глаза стражникам Хиоро планировал сделать все настолько изящно и красиво, что ни у  кого бы и сомнения не возникло в том, что всю эту ночь он спокойно проспал в своей постели. Камера Меган находилась на нижнем ярусе, всего камер там было три, накрепко зачарованных. Как раз для содержания плененных магов и волшебниц. У окованной двери стражи не было, во избежание оговоров и попытки под чары ведьмы их оставили у внешней двери. Хиоро хищно ухмыльнулся и загодя припасенным ключом открыл дверь.
Пленница лежала на боку, и казалось спала. На самом же деле маги наложили на нее чудовищное количество спеленывающих и обездвиживающих чар. Невольно ворча под нос Хиоро принялся осторожно распутывать заклятия, вещая их на “магические крючки” в изобилии выступавшие из стен. Он не боялся, да и чего бояться, если невеликий запас магических сил ведьмы бы надежно выпит артефактом. А новые у нее появятся очень и очень не скоро. Побега тоже можно было не опасаться, куда уж ведьме оставшейся без магических сил убежать о мага,  держащего наготове парочку заклинаний. Темнота. Тишина. Отсутствие ощущений. Меган давно бы ударилась в истерику, но как?  Внезапно среди опутывающей темноты появился первый проблеск. Начали проявляться ощущения. Меган не выдержала и застонала. Тело ломило немилосердно. Вслед за осязанием проявился слух, но глухо, словно через ватные пробки. Несколькими рывками вернулось зрение. Хотя лучше бы не возвращалось. Увидев, в неровном свете осветительного шарика, склонившуюся над  собой физиономию Меган не сдержала вопль отвращения, но кричать она пока не могла. А как только смогла немедленно заорала.
Подобной звуковой волной можно было ломать дюймовые доски. Мага-уродца откинуло к двери и на  изрядно исказило его рожу, хотя казалось хуже уже некуда.
Вопль был коротким. Маг повелительно взмахнул рукой и убавил громкость в несколько раз, теперь даже самые громкие крики звучали максимум как обычная речь. Меган попыталась вырваться из державших ее магических пут, но Хиоро все рассчитал идеально.  Максимум, что она могла, это небольшие движения на полпальца в разные стороны, при всем напряжении  сил. А маг тем временем уже расстегивал штаны, и задирал грубую тряпку, в которую укутали обнаженную  Меган после пленения,
- “Последние кружевные трусики пропали” мелькнула у нее огорченная и неуместная мыслишка. А потом  чародей таки добрался до ее тела и вошел одним нетерпеливым движением и пришла боль. Она не  чувствовала струек крови текущих по ногам, не чувствовала как неопытный и торопливый маг по сути разрывает ее плоть. Все ее ощущения превратились в один сплошной  комок боли, пульсирующей в такт неизвестно чему. А потом боль растворилась в потоке нахлынувшей  силы. Столько силы у Меган не было никогда. Со стоном и искрящимися потоками ее просто вышибло из тела.
Хиоро прохрипел, изливаясь и отвесил Меган оглушительную пощечину, приняв стон за нечто иное.
- Девственная шлюха, проскрежетал он, корчась от удовольствия. Если бы Хиоро поднял взгляд, то возможно удовольствие от первого секса за последние три с лишним десятка лет было бы безнадежно испорчено. Сизый от избытка силы астральный двойник ведьмы нависал над ним неотвратимой карающей дланью,  изумленно хлопая глазами. Меган смотрела на всю картину сверху, пытаясь осознать произошедшее. Обозначились нити заклятий под  магическим взором. Полыхнуло.
Никогда еще Меган не плела подобных связок. Сильная в теории, она безнадежно отставала по количеству магической силы. Но сейчас силы был океан и сизые искорки преизбытка магической энергии с ошеломительной легкостью воплотились в такое головоломное проклятие-заклятие-связку, что Меган просто потеряла сознание, ускользая обратно в тело. В обмороке, на свое счастье она была всего несколько секунд.
Противный звон сработавшей магосигнализации заставил распахнуть глаза.  Ошметки магозащиты неопрятными лохами пятнали стены. О насилии не напоминало ничего, девственность,  как и физическое состояние, были полностью восстановлены, на полу одиноким белым пятнышком валялась  многоразовая вампирья прокладка, в которую был обращен чародей.  Вообще данная прокладка была своего рода шедевром, самоочищающаяся, пятилитровая, гипоаллергенная.
Подобная вещь применялась для сбора девственной крови дочерей высшей знати и талантливых магичек.   Не секрет что для некоторых магических ритуалов требуется кровь. А зачем убивать девушек, если под  руками ее почти неиссякаемый источник. Так и родились подобные изделия. Вручаемые с первыми месячными вип-персонам, до момента потери девственности. Все это время прокладка исправно  впитывала кровь, которую извлекали потом несложным заклятием. Стоили такие прокладки дорого и зачастую передавались из поколения в поколение, если кровь потомков не теряла свойств.
Мстительно улыбнувшись судьбе чародея, а дух его будет свободен только когда прокладка выбросится за ненадобностью, Меган наложила очередное головоломное проклятие почти на весь город. Что оно делало было по сути неважно, так как в голове крутились еще не один десяток виртуознейших связок. Меган принялась накладывать их одну за другой. Хищная злая улыбка нисколько не портила ее лицо, придавая ему зрелость и привлекательность.
Вломившиеся стражники оторопели на мгновение и тут же получили свое. Падая на четвереньки и роняя  оружие, они не теряли брони, которая видоизменилась вместе с телами, а шлемы насыщали собой рога. Через несколько ударов сердца на месте стражников стояло полтора десятка качественно бронированных козлов. Испуганно мемекая они унеслись вдаль по коридору опрокинув и рассеяв вторую партию  стражников. Меган все так же хищно и криво улыбаясь вышла из камеры.
Первый же встречный маг, увернувшийся от козлов при помощи левитации бросил в ее сторону плеть ужаса и немедленно отрастил варуний* хвост. Пошатнулся, уселся на него и немедленно принялся ощупывать нежданное сокровище. Ему явно было не до Меган. Подобная судьба постигла и еще трех смельчаков, рискнувших спуститься в подвалы, не снесенных волной козлов и бросивших в Меган боевое заклятие.
В итоге один из них  размахивая ушами краснозадого щелезадого ухана* безуспешно пытался не уронить внезапно потяжелевшую голову и выскочить все же из двери, чем сильно мешали уши, не сводя взгляда с Меган, спокойно к нему идущей. Еще один маг, вереща противным голосом, висел под потолком отчаянно пытаясь отлипнуть. Его легкие стали легкими стриежа, как  известно обладающего изрядной способностью к левитации. С каждым вздохом бедняга все сильнее  раздувало и прижимало к потолку, а верещание хоть как-то исправляло ситуацию. Еще один незадачливый маг пытался отклеить себя от стены, кожа на ногах превратилась в слизь блохи- прилипалы, а так как маг выскочил из постели в одном нательно белье, его участи оставалось только  посочувствовать.
В той связке проклятий щедро наложенных Меган на город было и трансмутационное, изрядно извращавшее все заклинания классической магии. Ведовству Меган это нисколько не мешало.
Входная дверь осыпалась трухой, мгновенно состарившись и Меган, как и была в грязном рубище  спокойной вышла во внутренний дворик тюрьмы. К этому моменту собравшиеся маги успешно восстановили порядок в своих рядах после пронесшихся  козлов и в сторону Меган полетели самые убийственнее заклинания, которые только были доступны собравшимся магам. Получившийся после этого цирк уродов разбегался быстро. Прыти ему в этом добавляли бодро прыгающие наковальни, в сопровождении стаи грозно пикирующих молотков и кувалд.
Вспомнив старое проклятие одушевления Меган не удержалась и наложила его на неприметную кузницу в уголке двора, в которой угрюмый кузнец ранее ковал орудия пыток. Результат превзошел все ожидания. Оживший инструмент вперемешку с готовыми и не очень изделиями радостно клацающей стаей вился рядом с Меган, нагоняя страх лучше любого проклятия. А наковальни прокладывали путь. Стражники при виде этой процессии испуганно разбегались. Маги напротив пытались атаковать, и число пострадавших морально и физически, к моменту выхода Меган из города, почти равнялось общему числу ранее боевых чародеев.
Стража на воротах попыталась хоть чуть-чуть задержать озверевшую ведьму, но была безжалостно запытана практически на лету. Ожившие ворота услужливо распахнулись перед Меган, меткими плевками шальных гвоздей сбивая устремившуюся вслед немногочисленную погоню и мстительно захлопнувшись напоследок прищемив самых торопливых тяжелыми створками.
Во внезапно наступившем тумане Меган исчезла без малейшего следа.

*варун. Крупная дикая ящерица, обитающая на южных островах. Названа так за неразборчивое воркование (варунканье) в брачный период. Самцы обладают роскошнейшими хвостами, длиною до трех метров (что вдвое превышает длину тела самой ящерицы), могущими расправляться в покрывало шириной до полуметра или сворачиваться в узкое кольцо, наносящее большие повреждения. (подробнее см. Зябликов Н.Н. Необузданный волшебный мир южных островов)

* краснозадый щелезадый ухан. Летучая мышка южных островов. Отличием является почти треугольное тельце, небольшого размера, с задней стороны окрашенное в яркий красный цвет, фосфоресцирующий в темноте. Обладает чрезвычайно развитыми ушами (размах уха до полуметра) и рудиментарными лапками. Летает размахивая ушами. В дневное время прячется, сворачивая ушив трубочки и забиваясь задом в небольшие щелки, чему весьма способствует форма тела. Для человека практически не опасна, не считая психологически пострадавших путешественников, которые внезапно обнаруживали красную светящуюся удаляющуюся задницу ушана практически рядом с лицом.
(подробнее см. Зябликов Н.Н. Необузданный волшебный мир южных островов)

*стриеж. Небольшой (в нераздутом состоянии) зверек, обитающий в северных лесах. Обладая уникальной способностью раздуваться в шар, диаметров до полуметра. В раздутом состоянии легкие стриежа приобретают левитационные способности. Передвигается воздухе за счет модифицированного пищеварительного тракта, выпуская струи кишечных газов. В раздутом состоянии вонюч, колюч и очень опасен даже для крупных хищников. Известны случаи, когда проглоченный стриеж начинал раздуваться в желудке проглотившей его твари, попросту раздирая ее изнутри. (подробнее см. Зябликов Н.Н. Дикие страсти северного леса; Байкинс Й.А. Истории про летающих взрывающихся валков и прочие охотничьи рассказы)

* Блоха-прилипала. Крупное, до трех сантиметров насекомое. Обладает кожей выделяющей очень липкую слизь. Не смотря на название кровь не пьет. Прилипает к крупным животным на время сезонных миграций, обычно в это время впадает в спячку. Обращаться с осторожностью, слизь, выделяемая блохой практически ничем не растворяется, и поэтому избавится от прилипшей блохи, можно только выпив опасное для жизни количество кониякеса. Тогда она отвалится сама и уснет на несколько дней Попытки поливать блоху другим алкоголем, особенно дешевым, ни к чему хорошему не приведут. Пьяная блоха начинает скакать, хаотически перемешаться по окружающим живым существам, плеваться слизью, и бить посуду. (Подробнее см. С.А Ммуравьевешь Б.А. Бочкоед. Твари вредные и очень.)

(C)Lexik

Рубрика: Сам себе Лев Толстой - Нет комментариев

Метки:

Ваш отзыв

  наверх  


В х о д
X

Забыли пароль?